3. Корабль из далекой страны

OPUS # 3


Сколько легенд ходит по миру о мрачном и неприкаянном корбле-призраке под названием “Летучий голландец” !

Даже великий Рихард Вагнер свою первую оперу написал про это загадочное явление. Однако, все россказни про этот корабль начались в XVII веке. А наша история началась, как говорилось, в 1595.  Утверждать что либо по поводу такого феномена бессмысленно, но если заглянуть в конец новеллы и подумать, то предположение о том, что такое “Летучий голландец” возможно и обретет некую логику.

История корабля, который ждал своего пассажира в бухте 13 января проста как шаманский бубен. Со стародавних времен, когда учитель особо продвинутых духов злобный слепец раскрыл технологическую возможность по сути, обмана на доверии, но внешне  – частично пристойный способ отъема, если не сказать еще честнее, то просто воровства, самого дорого, что есть у людей, о котором они даже не догадываются. Для тех, кто не очень любит сложный язык – Злобный дух придумал как можно тырить энергию у людей. И главное, абсолютно безнаказанно для жуликов, без какого либо риска получить физическую или ментальную травму или неприятность.

До этого технология передислокации потерянных душ была основана на мельничных жерновах. Так себе способ… Человека надо было уговорить лечь на этот круг и раскрутить каменюку так сильно, чтобы некоторые физические величины пришли в определенный порядок и человек перемещался к месту назначения с заданными в его перекрученном на мельнице мозгу параметрами.

То, что в результате такой ценрифужно-ускорительной забавы до астрала доходили не совсем адекватные души переселенцев, духов очень напрягало, но делать было нечего. Кстати, такие дефективные экземпляры с постоянной пропиской заселялись в Город теней, о котором речь пойдет в свою очередь.

И вот, Злобный слепец подсказал Колдуну еще один уникальный, пусть и менее экзотический и более хлопотный, но гораздо более надежный  способ транспортировки тел и душ заблудших в реальности по их прямому назначению. Это был проект “Летучий голландец” за № 666. Для этого требовалось реквизировать из мира людей любую плавающую посудину.

На ответственное задание всем астралом был снаряжен Колдун, так как королева вообще заявила, что-то вроде “не царское это дело – корабли тырить”… А так как в мире людей мог находиться только отважный Колдун, то других кандидатов на эпический подвиг в астрале просто не было. Творчески приступив к воплощению грандиозного замысла,  Колдун перестал спать днем и просто полетывал над синим морем-океаном, зорким глазом выглядывая, чем подходящим под дьявольский проект там можно разжиться.

И вот где-то около Африки ясным днем Колдун начал нарезать воздушные петли над шхуной, которую он приметил недвижимой уже целую неделю. Причина была банальна – ветер пропал, течения не было. Уж кто постарался документов не найти, но без Злобного слепца тут явно не обошлось. Ворон не мог глазеть в свое кольцо, так как воронячьи лапы к глазам не поднимались, а только сжимали магический дивайс. Так или иначе Колдун заприметил достойное плавучее средство, беспомощно вставшее в дрейф посредине бескрайней воды.

Сказать, что на борту была тоска – это значит ничего не сказать. Вода заканчивалась, ром тоже. На жаре есть не очень хотелось, но скука и страх перед неотвратимым делали с командой свое дело. Сказать, что команда постоянно пила, и все случилось “по-пьяни” – это не правда.

Капитан и дюжина матросов интеллигентно заливалась ромом между коллективными молитвенными мессами по поводу вызывания ветра, но не более того. Смуты и отчаяния в душах мореплавателей еще не было. Ром лечил эти души регулярно. Не много так, в медицинских, можно даже сказать релаксирующих количествах, но пробирал основательно, особенно в раннюю и длинную южную ночь. И вот кто-то из команды с приличного бодуна логично предположил, что если обращения к богу ветра не приносят, то следует обратиться к его альтер эго. Может задобрить дявола ? Для Колдуна это был первый, и явно позитивный знак.

Со временем “белые” и “черные” мессы чередовались, а когда количество черных перевалило критическую отметку, тут Колдун и понял, что настало его время принять участие в правильном мероприятии.

И вот ночью он как реактивный истребитель на заякоренный насмерть авианосец, приземлился на деревянную палубу в своем любимом образе. Появление незнакомого человека посреди океана на мертво стоящем корабле мореманам показалось странным, но не более. по сути они испытали то, что позже в науке назовут синдромом коллективного пофигизма. Вот если бы ветер подул, то тут другое дело, а так – ну мужик появился… А может им только кажется. Но все равно факт говорящего привидения ( а матросы так и подумали) для них стал чем-то вроде внепланового и вполне себе развлекательного  ток – шоу.

Сыграв музыку из своей хитроумной шкатулки, Колдун сразу же приступил к пропагандистской работе в форме задушевной беседы. Витееватое разглагольствование  в манере современных политиков незаметно для обалдевшей публики Колдун ювелирно развернул в деловую сторону, пообещав команде, говоря морским языком средневековья, “вечные нештяки” за небольшую услугу.

Трезвому матросу суть конечно понятна. Бухой команде все это казалось ужасно смешным и не серьезным. Поэтому продолжая играть в забавные, по причине тотально заплетающихся языков диалоги, они с трудом назвали свои имена, думая, что мужик просто хочет познакомиться поближе, они глубоко заблуждались.  Как только солнце намекнуло на свое появление,  Колдун вручил Капитану какой-то пергамент, и вроде как растворился в лучах рассвета, а может быть и просто улетел.

Для команды утро, что называется, не задалось. Во первых, абстинентный синдром был давно изобретен Создателем. Во вторых, никто  даже взять бутылку не мог – пальцы проходили сквозь стекло. И в третьих – пить матросам было некуда…

Короче, полночное ток шоу закончилось для матросов то-ли счастьем, то-ли тотальным попадаловом. Зато теперь разбираться в сути произошедшего можно было не спеша и детально.

А разбираться, собственно, было особо и не в чем. По сути, корабль с его протрезвевшей командой завис между двумя мирами – человеческим и астральным. Вот такой метафизический парадокс, если не сказать рок-н-ролл.

И тут пришла очередь Капитана удивиться еще больше, когда он зачитал то, что было написано на пергаменте, валявшемся на палубе. Чтобы сделать повествование короче нужно подвести итог, что команда просто “попала в тему” по причине беспробудного пьянства, а по сему бесконтрольного принятия решений. Пить нужно меньше – этот лозунг, кстати тоже пришел к нам из средневековья.

По бумаге, 13 матросов корабля становились бессмертными. Это очень хорошо. Им не требовалось пищи, а также производить капитальный ремонт корабля, так как ракушки к его днищу больше не прилипали, а для движения корабля ветер вообще не требовался. Но у этого “хорошо” была и другая сторона.

Они выполняли указания Колдуна и перевозили пассажиров на остров Мглы. Причем, они вообще не имели представления где этот остров находится, так как корабль сам начинал двигаться, как только человек ступал на его палубу. Такой средневековый шаттл. Правда, исходя уже из личного опыта, ни к какому берегу “Летучий голландец” пристать не мог, как матросы ни пытались это сделать. В свободное от работы время команда развлекалась тем, что пугала мореплавателей своим появлением в самых неожиданных местах с атрибутами циркового представления – то вверх килем, то, размахивая парусами на несколько метров над водой, а то и вообще плавая по залитому солнцем небу. В общем веселились как могли.

Памятуя о невозможности взять бутылку с ромом, Капитан не мог выбросить из головы шальную мысль проплыть сквозь какой нибудь корабль и посмотреть, что будет. Но идею такой забавы Колдун сразу пресек на корню. Сам он не очень представлял, что может быть, но в том, что ничего путного из этого не выйдет был уверен на все сто процентов. И он был прав. В таком случае оба корабля с людьми просто бы аннигилировались.

А вот мыслей о забастовке у команды не было. Революционное движение в Европе вообще даже в планах не существовало. Профсоюз был не эффективен, так как работодатель на корабле не показывался, хотя время от времени и заботился о нем, присылая на корпоративные вечеринки бригаду веселых привидений.

Вообще у Колдуна, жившем среди людей с юмором было все в порядке. Поэтому он назначал кораблю рандеву  каждую пятницу 13 числа. Это он так шутил.

Кстати, отважные мореплаватели по этой же причине не могли буквально упасть за борт. Они оставались в пределах его корпуса как соленые огурцы в стеклянной банке. Так они и проводили свои бессмертные часы, сутки, года и столетия.

Но они никогда не расставались со своей любимой песней. Вообще-то это был мотив, а слова они сочиняли по ходу, ориентируясь на личность пассажира. И поэтому песня представляла собой эдакую презентацию для гостей, в которую включалось все, что ему было положено знать. В том числе назойливый припев все время напоминал дрифтеру, что кораблю вернется за ним ровно через год, день в день.

Но вот о том, куда он повезет своего пассажира матросы не сообщали. Честно говоря, они просто врали, потому что им просто слова нравились. Особенно с воодушевлением, если можно так сказать про бессмертных  матросов, на разные лады они орали слова “В темноте мы уплываем !” постукивая в такт пению по всему, что попадалось под руки и под ноги. Иногда они путали предлоги и у них получалось ” Мы уплываем в темноту! “, что впрочем, не меняло суть происходящего…

В общем рок-н-ролльная презентация без шампанского или на худой конец, пива, обретала вид не то фанданго, не то гопака, но всем было весело и путешествие не казалось нудным и долгим. Кстати, так как время остановилось, то это вообще не имело никакого значения для тех кто находился на палубе. Это было удобно всем.