17. Город мертвых

OPUS # 18


Вообще-то у духов глаз нет. Они им просто не нужны. Как впрочем и других приспособлений для отражения окружающей действительности от рождения присущих человеку. Духи воспринимают окружающее через информационные составляющие, которые по определению присущи любому объекту в Метакосмосе.

Продвинутые в мистике и всяких восточных заворотах знатоки метафизических чудес конечно нарассказывают любому встречному- поперечному про эту диковину, которая называется аджна и позволяет человеку быть настолько универсальным, что можно просто диву даться.

Если такой прибамбас выскочит на лбу, то обладатель третьего глаза и умным становится, и уравновешенным, и видит он то, что обычный двуглазый не может. А еще он может гипнотизировать, читать чужие мысли и много чего еще, вот только летать и плавать под водой третий глаз никак не его счастливому обладателю не способствует.

Вобщем полезная штука, если правда он не виден остальным. Иначе такого персонажа просто замучают вопросами и смотреть на него будут подозрительно, не сказать, что как на урода…

Однако, с уверенностью, перходящей в истерику, смылась на хитро завернутые манускрипты, санскритские столпы мудрости утверждают, что третий глаз не виден, хотя он и есть. Забавно. Вы глаз не видите, а он есть! Вот в этом и весь фокус. Правда за всю историю человека разумного этот факт подтвержден не был, но с другой стороны, как его подтвердишь, если его, этого самого глаза, не видно !

Но это все тут, у нас на земле, а вот в Астрале чудес хватает.И если местный народ может глаз вынуть и вставить вместо него хрустальный шарик, или поболтать с говорящей скважиной, похожей на тоннель, то чего уж тут удивляться третьему глазу на лице самой Королевы этого самого Астрала.

Мальчишка вообще ничего не знал о подобном чуде. но если бы он повнимательнее рассматривал карту, которая ему досталась от гламурного Лепрекона, то он бы наверняка с удивлением обнаружил, что в хитросплетеной паутине линий и всяких прочих картографических отметок пусть и с небольшим трудом, но угадывалось чарующее своим величием красивое лицо женщины.

И вот одна деталь на этом лице ему бы показалась не просто странной, но достаточно уродливой и явно лишней – это и был третий глаз, который смотрел на обладателя карты ( только на обладателя, и никого иного) своим змеиным зрачком.

Да, Королева могла смотреть на обладателя чудесной карты из шкуры змеи, той самой, в которую она сама превращалась каждую полночь, когда путешествовала в мире людей.

***

Вообще-то история этой карты весьма занятна и поучительна, но о ней речь пойдет совсем не скоро. Сейчас нам нужно знать только то, что гламурный и обходительный Лепрекон выцыганил эту карту у Белой совы, которая служила Астралу неким фельдъегерем по доставке всяких причиндалов из Астрала в мир людей и наоборот.

В отличие от своих земных прототипов, астральная сова в мудрости уличена никогда не была. Лепрекон выдал ей авансом пару хрустальных шаров, рассказав небылицы про третий глаз, который весьма в почете на земле, и дает его обладателю сверх возможные пробиты, пообещав выдать и третий, если сова принесет ему из мира людей шкурку белой гремучей змеи.

Ушлый Лепрекон знал, что таких змеючестей в мире людей не водится, но где- то подслушал, что Королева как то связана с этим явлением, и сгорал от любопытства, пытаясь разгадать эту загадку. Вот тут – то сова ему и подвернулась. Она никогда не видела, как Королева превращается в огромное чудовище, и ей вообще было глубоко ровно до лепреконовых страстей, но вот на третий глаз она откровенно повелась, тратя все свое время на поиск белой змеиной кожи. И однажды она ее нашла…

Лепрекон конечно же отдал ей третий, насколько хрустальный, настолько и бесполезный на земле без естественно, специальных знаний, шарик, снабдив очумелую сову такими мозголомными инструкциями по инсталляции трех шаров в ее насколько белую, настолько и бестолковую голову, что сова при всей ее тупости начала догадываться, что Лепрекон ее банально кинул.

Иными словами, Лепрекон не искал встречи с Белой совой, а та, наоборот затаила обиду, со временем трансформировавшуюся в справедливую злобу, и когда прилетала по служебной необходимости в Астрал, тратила все свое свободное время, чтобы найти пройдоху Лепрекона и выместить на нем свою смертельно справедливую обиду.

А вообще, сова жила на земле и водила дружбу с одним черным вороном. Ну вы конечно догадались о ком идет речь. Но это пока не главное.

***

Итак, трехглазая красавица вошла в свой город и легко ориентируясь где находится несносный мальчишка вышла на главную площадь заняв позу величественного памятника, очень похожего на памятник  Дюку де Ришельё в Одессе,  в ожидании визитера.

Самое время возвратиться к нашему герою. Мальчишка Дрифтер, войдя в город и проплутав его узкими, темными и мрачными переулками, вышел на огромную, буквально залитую мертвенным светом луны площадь. Луна отражалась в каждом камне, которым была вымощена площадь и создавала эффект освещения настолько реально, что казалось будто тысячи свечей горели букально из под земли, проявляя в темноте мельчайшие детали застывшей в камне тишины.

Первое, что ему бросилось в глаза – это огромный собор, выглядевший величаво и фундаментально, если конечно деревенский мальчишка понимал в полной мере значение величавости. Собор, выделяясь из стандартной архитектуры тянул к себе и ему захотелось подойти поближе и даже войти внутрь, если это было бы возможно.

Вообще он был похож на огромный крест, покрытый крышей и мог бы вместить жителей нескольких тысяч таких деревень, из которой был родом наш герой. Его фасад, составленный как бы из трех частей с огромными круглыми искусно резными окнами-розетками,  впечатлял своей монументальностью. Под каждой розеткой-окном был свой вход с большими двустворчатыми воротами, при этом центральная часть со своим окном была значительно больше и мальчишке показалось, что боковые ворота как бы охраняют главный центральный вход.

Величественная картина фасада собора удивительно живо подсвечивалась отражением лунного света от мощеной камнями площади. Раскрыв от удивления глаза и завороженно глядя на невиданное доселе сооружение он взял свой пеший курс  на главный вход диковинного собора.

Чем ближе он подходил к массивным железным воротам собора, тем росло его очаровение его красотой. Он уже видел и изображения людей вверху фасада и резные узоры на его мраморных стенах и удивительные медные картины на створках ворот.

Конечно краем глаза он видел и дома и переулки и лестницы, которые спускались в подвалы и какую-то то-ли статую, то-ли памятник, стоявший в стороне от собора. Но чего там памятник ! Собор был великолепен, и мальчишка шагал напрямую к нему ни на что вокруг не отвлекаясь и сильно не обращая внимания.

Но как только он подошел к полуоткрытым дверям собора, он вдруг услышал свое имя!

Голос прозвучал как удар колокола в пустом храме. Громко и отчетливо. И это был женский голос.

Мальчишке показалось, что голос зазвучал в храме и храм позвал его, но когда голос произнес фамилию его семьи, он заставил мальчишку обернуться и застыть в неописуемом ужасе.

Ему показалось, что с неба на него смотрели сияющие звезды. Но не все, а только три, но какие ! Желтые, как ярчайшее солнце и мертвенные как слепая луна. Они были большие и странно раскачивались все вместе, как будто были чем-то связаны в треугольник. И по мере того, как мальчишка приходил в себя он стал различать и по его разумению, кошачьи щели в этих сияющих жгучих огнях и то, что звезда в вершине треугольника немного больше тех, что лежали в основании и вообще, эти звезды все больше и больше походили на глаза. собственно, это и были глаза. Глаза Королевы.

Холодные и строгие, яркие и глубокие. От глаз человека они отличались тем, что не моргали. Ну вообще и никогда не моргали ! При этом третий глаз, который парил в вершине магического треугольника пульсировал и очень нежно переливался всеми оттенками желтого и фиолетового. Зрачки оставались черными как полночное небо, но при этом они жили своей жизнью плавно сжимаясь и расходясь, сохраняя форму, но не имея постоянного размера. Они как будто танцевали, пульсируя в такт какой-то странной мелодии, что завораживало и заставляло смотреть на этот танец бесконечно…

Со стороны эта картина выглядела демонически. Огромня фигура женщины и маленький едва доходящий ей до колена мальчишка, который задрав голову смотрел вверх, окуда на него излучая пульсирующее желтое сияние глядели три яркие шара со змеиными щелями. Женщина стояла как и положено памятнику. Величественно и неподвижно. Ее голова, которую мальчишка скорее чувствовал, нежели видел, была горделиво приподнята, но глаза при этом смотрели вниз, как будто не были ее частью, а лишь находились там, где человек их по привычке воспринимал.

Демоническое наваждение усиливало и шевеление ее роскошного одеяния. Ни ветра, ни малейшего движения того, что мы называем воздух в городе, да и вообще в астральной местности не было, да и сейчас нет. Но платье, как будто сотканное из невесомой паутины, переливалось звездным светом и … шевелилось, как будто танцуя в тот же такт, что и пульсирующие глаза, но совершенно другой танец.

При этом, присутствие огромной фигуры не сопровождалось ни единым звуком. Музыка, которая сопровождала действо перед собором звучала в голове у мальчишки.

Королева не меняя ничего в своей осанке величественно двинулась в собор. Ее глаза, как сторожевые псы вцепились в мальчишку и тот, не в силах избавиться от их пульсирующей силы двинулся за Королевой. Глаза смотрели на него постоянно и со стороны это было зрелище воистину потрясающее воображение. Голова смотрела вперед, а глаза смотрели сквозь голову назад, мертвой хваткой вцепившись в маленькое беззащитное существо, которое покорно, еле перебирая ногами, плелось за громадной колышашейся фигурой ее величества.  Королева силой своего могущества вела его в собор.

Дойдя до центра собора Королева обернулась к мальчишке и он остановился точно под центром уходящего в высоту купола. Мертвенный свет, пробиваясь через восемь круглых окон очерчивал его огромный овал, в центре которого яркой точкой зияло пятно света. При этом оно неничего не освещало, а как будто было искусно нарисовано неизвестным художником, но ловко встроенным в купол гениальным архитектором лунным камнем.

Пауза длилась мгновенье. Яркий луч из центра купола теплым столбом света пролился на мальчишку. Это напомнило ему как в детстве мать мыла его и заканчивая купание окатывала его целиком теплой водой из большой кадушки. Инстинктивно зажмурив глаза почувствовал только тепло. Открыв глаза, он увидел удаляющийся через ворота собора силуэт дьявольской женщины, которая привела его на это странное место. Демонические глаза пропали и больше не жалили мальчишку своим ядовитым светом.

Что -то произошло. Может все закончилось, а может только начинается. Эти рациональные и не в меру юные мысли пронеслись в голове у мальчишки. Он медленно осмотрелся вокруг себя.

Часы. Он увидел часы. Черный круг, светлый круг. Стрелки. Они движутся. Но движутся они как-то странно. Ну не как на часах в его родном городишке. И тут мальчишке пришло в голову некое озарение.  Да, они движутся но… в … другую… сторону …

Подойдя ближе к подобному чуду мальчишка с бескрайним удивлением обнаружил подлинность свой догадки. На светлом круге часов были начертаны такие же цифры как и на тех, что показывали время жителям его городка, но этих цифр по кругу было в два раза больше, расположены они были против обычного хода часов, а стрелки этого удивительного прибора бодро бежали поверх этих сумасшедших цифирей, при этом маленькая стрелка заметно обгоняла большую.

Было ясно, что эти часы не показывают время. Они показывали что-то иное, неизвестное и понятное не каждому.