11. Лепрекон

OPUS # 11


 

Лепрекон – это был первый шагающий персонаж, которого встретил мальчишка на дороге из магического зеркального песка.  Тут самое время довести до читателя очередную особенность астрального мира духов. Она важна для понимания того, почему не все духи могли позволить себе такую роскошь, как разговор с человеком на родных просторах.

Дело все в том, что астральный мир имеет свою Иерархию. И это не цари-короли, бедные-богатые, имущие и нищеброды. Там в Астрале не все так просто, как у нас в мире людей.

Астральная Иерархия основана на энергетике местного индивидума. Чем выше потенциал духа, тем он не просто сильнее, в смысле могущественнее, а тем большими возможностями он обладает. Например, в родной местности материализоваться в каком-нибудь образе, получить постоянную прописку в Храме Судьбы, а еще сгонять в мир людей, увидеть этот мир как реальный через инфокванты  зеркальной дороги, а также поговорить по душам с Колодцем Желаний и много чего еще.

Поэтому в мире духов было что-то вроде классового неравенства, но без обиды, так как нарастить свой энергетический потенциал мог любой дух, если не был ленивым или тупым как дрова. Конечно, уже понятно, что  те, кто имел солидный запас энергии находились в верхних этажах Иерархии. Кроме того, они владели и большей частью энергии потерянных душ, за которой все астральное население постоянно охотилось.

Так вот Лепрекон был не просто представителем астральной элиты, а ее любимцем, баловнем и сегодня бы сказали секс-символом. Но секса в Астрале никогда не было. Репродуктивной функции у духов нет, а по сему нет и сексуальных меньшинств и всего того с чем это у нас на земле связано.

В свой мир духи попадают из более совершенного мира, о котором в этой новелле речь не идет, за мягко говоря косяки, а если сказать предметно, то за серьезные нарушения морально этических норм Высшего мира в котором его обитатели не занимаются охотой за энергией, так как научились ею пользоваться и преумножать наработанное, а не тащить оттуда, где плохо лежит.

Лепрекон был весьма продвинутым по части различных искусств и пения особенно. Эдакий запевала в народном хоре. Он был вежлив и умен, поэтому чаще всех ему удавалось говорить с колодцем, который нарассказывал Лепрекону кучу очень полезных для астрального духа, и не только, вещей. Короче , Лепрекон был серьезно продвинутой персоной, но в силу своей гламурности он особо не стремился к ответственным постам в локальной Иерархии, но при этом, его потенциала хватало для того, чтобы материализоваться и побалагурить с астральными туристами и попытаться развести их на продажу своей потерянной души для его, лепреконовского вящего удовольствия.

При всем при этом, гламурный интеллигент имел постоянную прописку в Храме Судьбы и приторговывал знаниями, полученными от Колодца, предлагая  другим более брутальными соотечественниками, обменять абстрактные сведения на вполне себе реальную энергию. Ну интеллигент, что с него взять!

Он появился как и положено в Астрале, из ниоткуда. Вообще, материализация как сугубо технологический процесс не такой уж сложный и мудреный конечно для тех, кто понимает.

Все в Мироздании состоит из инфоквантов. Это такие неделимые информационные кристаллы, содержащие единицу информации. Что это значит, эта информационная единица, знает только тот, кто создал эти кристаллы или частицы.

Эти инфокванты очень своеобразный материал. В атоме есть электроны, а вот в этих электронах находится от трех до семи инфоквантов. Это конечно упрощенно, чтобы просто представлять себе предмет. Раздельно эти инфокванты существуют сами по себе, но стоит им сократить расстояние между собой, они тут же образуют некий информационный блок, определенный уже совокупным информационным объемом.   То есть чем ближе находятся инфокванты, тем плотность инфоблока выше.

Это к чему ? Это к тому, чтобы понимать разницу между духами и людьми, а также понять базовый принцип материализации. И принцип это прост как первый трактор – чем плотнее собраны инфокванты, тем объект тверже, его проще потрогать.

Духа потрогать нельзя, но если он собирает вокруг себя должное количество информации, то он становится рукопожатным. Кстати и телепортация основана примерно на этом. Ну духам это ни к чему, а человеку и подавно. А то телепортируешься туда, где жить не сможешь…

Так вот Лепрекон, наслушавшись болтовни Колодца про нравы и предпочтения людей придумал себе такой образ, который по его мнению был бы весьма привлекательным и в высшей степени способствовал бы к дружественной беседе. Но получилось то, что получилось.

Для мальчишки, бодро шагающему по зеркальному песку сначала только показалось, что впереди что-то замаячило, но вглядевшись в молочную темноту он начал различать зигзагообразно двигающийся и верно приближающийся к нему силуэт, но пока он нос к носу не столкнулся с Лепреконом, он не понял что брело ему навстречу.

Да то, что это был Лепрекон мальчишка понял не сразу. Скорее, он вспомнил рассказы в прибрежной траттории у себя в городишке. Тут нужно сказать, что в городишко приплывали разные корабли и моряки со всех кораблей всегда собирались в местной харчевне хорошенько провести время.

Особенно мальчишке нравились морские ходоки с рыжими всклокоченными волосами, переходившими в такие же торчащие во все стороны бородами сквозь которые непременно торчали сизые, конечно от морского ветра, носы. Они нзывали свою страну странным именем – Ирландия.

Так вот эти крепкие на ноги и кулаки гости обычно соревновались с местными забулдыгами кто кого перепьет. И вот когда победители праздновали очередную победу над менее тренированными хозяевами суши, они всегда начинали разговоры о своих ирландских особенностях национального фольклора. Особым интересом неизменно пользовались рассказы о мрачных карликах, живущих в горах Корк и Керри, которые охраняли зарытые клады. Ирландцы называли их странным словом Лепрекон.

Увидя перед собой сгорбленного карлика чего- то бормочущего себе под нос, мальчишка испытал чувство современного человека,  схожее с тем, когда вы заходите магазин, чтобы купить колбасы, а выходите с пишущей машинкой…

То есть, мальчишка несказанно удивился. Карлик словно этого и ожидая (Колодец буквально накануне рассказал ему об эффекте присутствия) забормотал свои речи еще громче.

А нашему путешественнику странное бормотание чудного Карлы напомнили песню. Уж больно складно и ритмично Лепрекон выводил слова и про остров в небе, и про себя любимого, какой он весь бессмертный и могущественный.

Из музыкально оформленного бормотания Лепрекона мальчишка понял, что тот предлагает ему примерно то, о чем говорил старик в городе, но почему- то просит отдать взамен свое имя. Со стороны астрального интеллигента это был явный тактический косяк – если ты такой крутой, то зачем тебе мое имя? Именно в этом ключе мысли прыгали в голове слушателя лепреконовской арии.

Но больше всего мальчишку впечатлил трюк, который Лепрекон проделал как бы походя, не замечал того что он делает. Войдя в образ астрального мачо, размахивая в такт своему бормотанию тщедушными ручонками, Лепрекон, жестом, похожим на взывание к небесам (хотя какие тут в Астрале небеса?), достал …  Свой глаз!!! Из собственного черепа!!! Своими же руками!!!

Да какие уж тут песни! Мальчишка рассматривал лепреконовской глаз, который оказался размером в пол-головы этого прикольного  карлика и вообще перестал его слушать. Это был второй и как показала вся дальнейшая история, фатальный лепреконовский косяк.

Все дело было в том, что Лепрекон не до конца выучил наставления по ликвидации безграмотности в области знаний по материализации для астральной деревенщины и, в силу своей врожденной интиллигентности в вопросах астральной физики, осуществляя банальные манипуляции с инфоквантами, что-то перепутал.

В руке у Лепрекона оказался… Хрустальный шар! Да, да, тот самый гаджет о прикладных свойствах и реальной ценности которых мы уже говорили.

Да уж, картина была достойна кисти голландских мастеров того времени или даже самого Леонардо да Винчи, который правда к тому времени уже лет восемьдесят как умер.

В лучах мертвенно-бледного лунного света на зеркальной дороге вокруг мальчишки прыгает одетый в отстойные лохмотья поющий карлик, размахивая в такт своему вокальному бормотанию руками в одной из которых он сжимает приличных размеров хрустальный шар, а в другой помахивает какой- то тряпкой !

А вот на этом моменте для полноты картины нужно остановиться повнимательнее. События с тряпкой развивались непредсказуемо для самого Лепрекона, который настолько проникся своей уникальностью, рекламируя ее потенциальной жертве своего развода, что не заметил как его вторая рука то- ли оторвала часть лохмотьев, прикрывающих то, что люди называют телом, то-ли сама извлекла что- то похожее на тряпку из под того, что люди называют одеждой. Кстати мальчишка это понял именно так.

Продолжая  по его мнению петь, Лепрекон все быстрее бегал вокруг мальчишки и все активнее размахивал своими ручонками и тем что в них находилось. Он становился похожим на циркового артиста в амплуа нечто средним между клоуном и жонглером. Но мальчишка с удовольствием на это смотрел, но молчал как рыба и так не могло продолжаться долго.

Центробежные процедуры неизбежно возымели свое действие на карлика и через некоторое время он замедлил свой бег по круги и бормотал все медленнее и медленнее. Мальчишка только разобрал, что то вроде “лиха беда начало” и заметил, что карла как бы засыпает. Ну ясно, что устал !

И действительно, замедляя свой суетной номер, энергозависимый Лепрекон как бы засыпал. Его второй глаз, который ему было нечем вытаскивать, по причине отсутствия третьей руки, моргал все чаще, как желтый сигнал светофора.  Силы явно его покидали и он вместо аргументов за честную сделку начал бормотать уже в свой что-то вроде “спокойной ночи”. Потом он споткнулся (хотя о что там в Астрале можно споткнуться ?) и растянулся на зеркальном песке во весь свой карликовый рост, поднялся, и словно забыв, для чего он сюда забрался, поковылял прочь, растворяясь в молочной мгле как ежик в тумане.

*****

Как только точка, в которую превратился чудной карлик окончательно исчезла, что -то то как буто толкнуло мальчишку посмотреть на то место, где этот странный абориген грохнулся перед тем как удалиться восвояси. И не зря. По другой версии,   не заметить хрустальный шар, размером с волосатый теннисный мячик, который отсвечивал странным мягким голубоватым цветом на зеркальной поверхности дороги, он просто не мог.

Наклонившись за этим трофеем, он с удивлением заметил, что шар, который в свое время достал  из своей черепной коробки Лепрекон,  расположился на какой-то то-ли тряпке, то -ли бумаге. Это видимо была та тряпка, которой Лепрекон синхронно размахивал в такт своего брутально-развеселого перфоманса, сжимая ее одной рукой, а в другой ловко удерживая свой собственный глаз.

Глаз Лепрекона был холодный и тяжелый, как будто сделанный из камня, но идеально ровный. Эдакая застывшая в идеальной шарообразной форме морская вода. Из глаза, как показалось мальчишке исходило нечто странное, поднимавшееся из самой его глубины слабое, но очень равномерное не свечение, а нечто иное, уже знакомое ему, напоминающее звездные всополохи на концах мачт “Летучего голландца”.  Оно напомнило ему море, то самое милое и родное море, на которое он любил смотреть ночами со своего любимого места, куда он шел, когда встретил Колдуна. Да это так, но когда это было ? Сегодня ночью ? Так какой же долгой должна быть эта ночь, вместившая в себя и бесплатный круиз на деревяном плавсредстве, и задушевный разговор с разумной дырой, и экскурсию по странному городу без окон и дверей, и демарш по этой сколь красивой, но столь и мрачной зеркальнйо дороге ? Эти мысли в голову Дрифтеру не приходили. Он думал быстро и крайне банально.

Со скоростью своей мысли по сложившейся ситуации мальчишка сообразил, что оставлять такую штуку посередь дороги было бы крайне глупо, он быстро сунул лепреконову гляделку в карман, другой рукой подняв то, на чем эта штука лежала. И вот то, что сначала показалось мальчишке тряпкой, оказалось нечто иным.

То, что он взял в руки было похоже на хорошо выделанную тонкую как шелк кожу, размером с большую и прилично пообкусанную с разных сторон тарелку. На удивление, она показалась ему теплой и очень приятной на ощупь. За счет внезапно проснувшегося чувства собственности мальчишкино настроение приподнялось от приобретения двух не совсем понятных, но наверняка дельных вещей. Мысль, гонимая чувством рациональности подсказывала, что по возвращению домой эти штуки наверняка можно было обменять на еду, а то и загнать соплеменникам аж за два сольдо. По сольдо за штуку. Нет, за шар можно было попросить и три. А за кожаную тряпку больше одного сольдо никто не даст.

А то, что для того, чтобы продать эти вещи дома, туда не плохо бы еще вернуться, мысль никак доходить не желала.

Решив еще раз насладиться приобретением, мальчишка достал шар и стал его разглядывать. Ничего. Только голубоватый свет, упорно напоминающий застывшее в солнечный день бирюзовое море. Завернув шар в кожаную тряпку, мальчишка засунул его в карман и довольный собой бодро зашагал по дороге, изредка поглядывая на свою летучую попутчицу, которая на время лепрекон-шоу благоразмно предпочла отлететь подальше. Конечно он и не мог догадываться что у него лежало в кармане и главное, как этим пользоваться.

Кстати, для современных физиков короткая справка: шар – это идеальная форма для хранения информации…

Final lyrics was written in July 2013 on Sardinia (Italy)

Many sincerely thanks to our friends, who edited this text for project

Alberto Nagy Anna Rita Larghi